Якоб Ле-Мер (Ле Мер) и Виллем Корнелисзон Схаутен

В конце ХVI столетия голландцы сосредоточили в своих руках почти всю торговлю заморскими товарами, и их суда можно было встретить во всех гаванях мира, голландские коммерсанты всюду вытеснили не только испанцев и португальцев, но и венецианцев и генуэзцев. Столица Голландии‚ или, как тогда называли эту страну, Нидерландов, город Амстердам стал складочным местом колониальных товаров для  всей Ценгральной Европы.

Португальцы безуспешно боролись с ростом торгового могущества Голландии и стремились запретить голландцам плавание в Индию и на Пряные острова. Эти запрещения побудили в 1609 г. двадцатишестилетнего голландского ученого Гуго Гроция написать свое знаменитое сочинение «Маге liberum sive de jure quod Batavis competit ad India commercial» («Свободное море, или о праве, которое принадлежит нидерландцам в индийской торговле»). В этом сочинении Гуго Гроций резко критиковал испано-португальские притязания на исключительное право торговли и мореходства в Индийском и Атлантическом океанах.

В 1602 г. голландские купцы основали Ост-Индскую торговую компанию, которая вскоре достигла большого могущества и посылала свои флотилии в Индию и на острова Малайского архипелага. Во многих пунктах возникали голландские  форты. В 1615 г. голландцы имели в Индии и на Прямых островах уже около 10 000 солдат. Они подчинили себе остров Амбоину и вскоре укрепились на Целебесе. Представители голландской Ост-Индской компании прочно укрепились во всех главнейших торговых портах Индии и Зондских островов. Голландцы стремились сосредоточить в своих руках всю торговлю пряностями и изгоняли всех иностранцев, водворявшихся на Молуккских островах или приезжавших туда. Компания дошла даже до того, что для увеличения ценности пряностей уничтожала на многих островах некоторые виды растений и под страхом смерти запретила вывоз и продажу семян и черенков пряных деревьев. В короткое время голландцы прочно утвердились на Яве, Суматре, Борнео, на Молуккских островах, на мысе Доброй Надежды; они завладели наилучшими гаванями, в которых могли останавливаться корабли, плывущие в Европу.

Огромные барыши, получаемые Индийской компанией от продажи пряностей, служили предметом зависти со стороны многих голландских торговцев и коммерсантов; но Голландские штаты препятствовали всем голландцам, не состоявшим на службе у Индийской компании‚ плавать к Пряным островам мимо мыса Доброй Надежды или через Магелланов пролив. Такое запрещение побудило в 1615 г. одного богатого амстердамского купца, Жака Ле-Мера, вместе с моряком Виллемом Корнелисзоном Схаутеном искать нового пути в Индию. Схаутен предложил Ле-Меру свой план путешествия на Пряные острова; он рассчитывал достигнуть их, найдя какой-нибудь путь южнее Магелланова пролива. Так как запрещение касалось только плавания мимо мыса Доброй Надежды и через Магелланов пролив, то корабли, достигшие Прямых островов новым путем, могли беспрепятственно привозить пряности в Европу. Ле-Мер согласился принять на свой счет половину издержек по снаряжению этой экспедиции, в то время как Схаутен, сообща с некоторыми другими амстердамскими купцами обязался покрыть другую половину. На собранные деньги Ле-Мер и Схаутен приобрели корабль в 360 тонн, который они назвали «Эндрахт» и одну яхту «Горн», где поместилось шестьдесят пять солдат с двадцатью девятью пушками.

Командиром «Эндрахта» был выбран сам Схаутен, а  Ле-Мер заведовал хозяйственной частью экспедиции. Цель путешествия хранилась втайне. Офицеры и матросы были взяты на службу с условием, что они пойдут всюду, куда им прикажут.

25 июня 1615 г., спустя одиннадцать дней после отбытия Схаутена из Голландии, когда корабль был уже в открытом море, Схаутен и Ле-Мер объявили экипажу, что они будут искать другой пролив, который, подобно Магелланову проливу, привел бы в Южное море, где, может быть, удастся открыть новые страны пряностей, и что, если удастся, они отправятся тем же морем в Восточную Индию. Весь экипаж отнесся с энтузиазмом к этому сообщению.

Путь, которым обычно следовали корабли голландцев  Южную Америку, шел сначала вдоль берегов Африки, и после пересечения экватора корабли поворачивали на запад. Корабль Схаутена благополучно достиг берегов Бразилии, затем спустился до Патагонии. Когда экспедиция была недалеко от входа в Магелланов пролив, на яхте случился пожар; несмотря на энергичные меры, яхта сгорела, и весь ее экипаж был взят на корабль. 13 января 1616 г. Ле-Мер и Схаутен достигли Себольдинских (Фолклендских) островов, открытых Себольдом  Вертом, и затем «Эндрахт» направилась вдоль берегов Огненной Земли, держась недалеко от берега. Берег тянулся на юго-восток и был окаймлен высокими горами, покрытыми снегом. 24 января в полдень Схаутен заметил, что берег Огненной Земли повернул на запад, и вскоре корабль вошел в широкий пролив, на востоке которого виднелась другая какая-то земля. Расстояние между этими двумя островами казалось не более восьми миль. Когда «Эндрахт» вошла в пролив, голландцы встретили здесь множество китов, мешавших ходу корабля. Схаутен назвал остров, простиравшийся к востоку, Островом Штатов,а землю на западе назвал Землею Мориса Нассауского в честь принца Нассауского.

После суток плавания по проливу, названному проливом Ле-Мера, «Эндрахт» встретил целую группу маленьких островов, которым Схаутен дал название Барневельтских. Под 58° южной широты Ле-Мер и Схаутен обогнули мыс  Горн, названный ими так по имени их родного города Горна в Голландии. После этого корабль вышел в Южное море. Таким образом  Ле-Мер и Схаутен первые обогнули южную оконечность американского материка.

От мыса Горн Ле-Мер и Схаутен поднялись к островам Хуан-Фернандес, где они остановились на некоторое время, чтобы дать оправиться экипажу, болевшему цингой. Подобно Магеллану, Ле-Мер и Схаутен прошли, не заметив, между главными островами Полинезии и 10 апреля пристали к Собачьему острову, где ничего не нашли, кроме незначительного ручейка пресной воды и немного зелени.

Ле-Мер и Схаутен надеялись достигнуть Соломоновых островов, но проехали их и открыли новый остров Ватерланд, названный так благодаря большому озеру, встреченному на нем, затем голландцы открыли остров Мух, получивший свое наименование от громадного количества этих насекомых. Затем Ле-Мер и Схаутен проехали мимо острова Дружбы и открыли острова Мореплавателей, или Самоа, из которых четыре острова сохранили за собой и теперь данные им голландцами названия.

 Якоб Ле-Мер и Схаутен

Жители этих островов подъезжали на своих пирогах к кораблю голландцев. Так как цинга продолжала свирепствовать среди экипажа, то Ле-Мер и Схаутен были чрезвычайно рады, когда король одного из островов прислал им в подарок одного вепря и фрукты. Сам король, по имени Лату, не замедлил приехать на большой парусной пироге в сопровождении флотилии из двадцати пяти лодок; его сын поднялся на борт корабля и с интересом рассматривал все, что ему показывали. Ле-Мер и Схаутен дружелюбно проводили сына короля и благодарили за подарок. На следующий день к кораблю снова приблизилось много пирог, и голландцы по некоторым признакам поняли, что дикари хотят напасть на них. Действительно, вскоре на корабль полетели камни, лодки охватили корабль кольцом и начали приближаться вплотную. Чтобы отразить нападение, голландцы вынуждены были дать по ним залп, после чего дикари стремительно удалились. Схаутен назвал этот остров Островом Предателей.

18 мая Схаутен изменил направление корабля и поплыл на север, где по его расчетам должны были находиться Молуккские острова. Он проехал, вероятно, мимо Соломоновых островов, островов Адмиралтейства и архипелага Тысячи Островов. Затем он направился вдоль берега Новой Гвинеи. Голландцы часто высаживались на берег и давали названия многим местам: Двадцать пять островов, составляющие часть архипелага Адмиралтейства, Высокий угол, Высокая гора, Моа и Аримоа - два острова, исследованные позднее Тасманом. Осмотрев землю папуасов, Схаутен и Ле-Мер достигли одного из Молуккских островов, Джайлоло, где были встречены своими соотечественниками.

Когда экипаж «Эндрахта» оправился от цинги и усталости, Ле-Мер и Схаутен направились к Джакарте, куда прибыли 23 октября 1616 г, то есть после 16-месячного плавания, потеряв за это время 13 человек. Так был открыт новый путь в Великий океан мимо мыса Горн, через пролив Ле-Мера, который  оказался короче и безопаснее пути через Магелланов пролив.

Карта путешествий Якоба Ле-Мера и Схаутена

Карта путешествий Якоба Ле-Мера и Схаутена

В свою очередь голландская Ост-Индская компания почти ежегодно снаряжала экспедиции в южные моря с целью открытия новых земель. Так, в 1616 г. был снаряжен корабль «Цендрагт» под начальством капитана Дирка Хартогса. Хартогс, стремясь открыть  Южный материк, достиг берега Австралии, но не мог убедиться в том, действительно ли открытая им земля представляет собой материк. В 1618 г. другой корабль Ост-Индской компании «Маврикий» пристал к западному берегу Новой Гвинеи, а в 1619 г. капитан Ян Эдель открыл названный позднее его именем берег Антрацит. В 1623 г. Ост-Индская компания снарядила две яхты «Пера» и «Арнем» под начальством Яна Каретка, чтобы исследовать Новую Гвинею. Карстенс и восемь его спутников были убиты туземцами. В 1627 г. капитан Питер Нуит достиг южного берега Австралии до залива, называемого ныне Стрики-бей.

В 1628 г. из Голландии отправилась для исследования южных земель целая флотилия из одиннадцати кораблей под начальством капитана Франциска Пельзарта. Но эту флотилию постигла неудача; буря близ мыса доброй Надежды рассеяла корабли, и Пельзарт только на одном своем корабле добрался до острова Ява.